Истинные когортные исследования следует отличать от исследований когорт дожития (survival cohort), в которые включаются пациенты, имеющие заболевание и доступные для наблюдения, — например, пациенты специализированной клиники. Другой термин для таких групп — «когорты доступных пациентов” (available patients cohort). Публикации о когортах дожития вводят в заблуждение, если их представляют как истинные когорты. В когорту дожития больные включаются на разных этапах течения заболевания, а не в его начале, как при истинном когортном исследовании. Клиническое течение затем описывается путем ретроспективного анализа состояния пациентов от начала заболевания до настоящего времени.

Данные, полученные на когортах дожития, часто представляют так, как если бы они описывали течение заболевания с самого его начала. Однако эти результаты могут быть подвержены систематической ошибке, поскольку когорта состоит из пациентов, которые включились в наблюдение уже спустя некоторое время после начала болезни. При смертельных заболеваниях когорта дожития состоит из пациентов, которые дожили до начала исследования и, следовательно, доступны для последующего наблюдения. При болезнях, протекающих с ремиссиями, в когорту попадают те больные, у которых ремиссии отсутствуют. В итоге, исследования когорт дожития описывают прошлую историю распространенных заболеваний и не дают нам представлений о том, как будет развиваться болезнь через некоторое время от ее начала. Таким образом, когорта дожития есть особый случай систематической ошибки при формировании выборки. 
Публикации о когортах дожития относительно часты в медицинской литературе, в частности, в виде описаний серий случаев. Такие исследования могут давать важные результаты, особенно при публикации первых сведений о новых болезнях, но это только предварительные, а не окончательные наблюдения.
Пример. Возникло подозрение, что силиконовые протезы молочной железы могут быть причиной аутоиммунных ревматоидных реакций. Было обследовано 156 женщин с силиконовыми протезами молочных желез и с жалобами, характерными для ревматических болезней. Исследуемая группа состояла из пациенток, обратившихся к трем ревматологам, которые были известны как специалисты по диффузным заболеваниям соединительной ткани у женщин с силиконовыми протезами. Результаты серологических тестов у этих больных сравнивались с таковыми у пациенток без протезов, но с фибромиалгией, а также у пациенток с протезами, но без признаков ревматического заболевания. Анализ данных, полученных у пациенток с протезами и имеющих жалобы, характерные для ревматического заболевания, показал, что у большинства из них отсутствуют критерии диагностики ревматоидного артрита, а иммунологические показатели находятся в пределах нормы. Однако у 14 пациенток выявлены склеродермия и аномальные серологические показатели, чего не наблюдалось в группах сравнения.
Из-за возможных систематических ошибок при формировании групп авторы были осторожны в выводах: «Предположения, высказанные в этой и других аналогичных работах, следует проверить в крупномасштабных популяционных исследованиях». Публикация результатов первого же большого исследования не подтвердила выдвинутую гипотезу.