Хотя предсказать заболевание по наличию тех или иных факторов риска можно, они не всегда служат его причиной. Фактор риска может оказаться косвенным маркером исхода благодаря связи с одним или несколькими причинными факторами, т.е. он может лишь находиться под влиянием причинного фактора. Например, недостаточный культурный уровень матери — это фактор риска рождения младенца с низкой массой тела. Вместе с тем с культурным уровнем матери связаны и более прямые причины низкой массы тела новорожденного — неправильный образ жизни и плохое питание в период беременности, курение и т.д.

Фактор риска, не являющийся причиной заболевания, называется маркером, поскольку он служит «меткой» (marker) повышенной вероятности развития заболевания. Несмотря на то, что фактор риска — не причина, это не исключает его значимости для прогнозирования вероятности развития заболевания. Однако из этого не следует, что при устранении самого фактора исчезает связанный с ним повышенный риск. Например, папилло-мавирус человека — это фактор риска развития рака шейки матки; вместе с тем в развитии рака шейки матки роль других заболеваний, передающихся половым путем, таких как генитальный герпес или хламидиоз, остается не столь ясной. У больных с этой формой рака повышен уровень антител к перечисленным вирусам, однако эти факторы могут быть маркерами риска развития рака, а не его причиной. Если это так, то лечение этих инфекций не обязательно предотвратит развитие рака шейки матки. С другой стороны, упорядочение половой жизни послужит мерой профилактики как приобретения причинного фактора для развития рака шейки матки, так и других инфекций, передающихся половым путем.
Для выяснения, является ли фактор риска причиной или просто маркером заболевания, существует несколько способов.

Диагностика

Знание риска может использоваться в диагностическом процессе, поскольку наличие фактора риска увеличивает вероятность заболевания, а это один из способов повышения прогностической ценности диагностического теста.
Однако для каждого пациента в отдельности факторы риска обычно не считаются такими надежными прогностическими показателями развития заболевания, как ранние клинические признаки:
«Развитие серьезного заболевания точнее всего можно предсказать на основании начальных симптомов. Обнаруженное сегодня снижение легочной вентиляции позволяет с уверенностью предсказать его дальнейшее снижение в будущем, а выявленное повышение артериального давления дает повод утверждать, что в дальнейшем оно будет еще выше. Ранние клинические проявления стенокардии позволяют прогнозировать развитие в будущем летального исхода лучше, чем все традиционные факторы риска».
Знание факторов риска может использоваться наиболее эффективно, если этот риск высок и если, кроме того, имеются клинические признаки, увеличивающие вероятность заболевания. Например, возраст и пол — относительно значимые факторы риска развития ИБС, но распространенность заболевания среди пожилых мужчин, т.е. в группе наиболее высокого риска, составляет лишь 12%. Если же при оценке распространенности учитывается и клиническая картина — наличие и характер болей в грудной клетке, а также результаты ЭКГ-пробы с физической нагрузкой, то вероятность ИБС возрастает до 99%.
Информация об отсутствии фактора риска может быть использована для исключения диагноза, особенно если этот фактор определяет развитие заболевания. Так, при дифференциальной диагностике опухоли плевры у больного, работавшего на асбестовом производстве, разумно предположить мезотелиому, однако возникновение ее маловероятно, если больной никогда не имел контакта с асбестом.
Знание факторов риска используется также для формирования групп повышенного риска с целью повышения эффективности программ скрининга.
Baseball games