Если участники испытания знают, кто какой вид лечения получает, их поведение может измениться определенным образом (т.е. стать причиной систематической ошибки). Один из способов минимизации этого эффекта состоит в использовании слепого метода (blinding). Исследование организуется таким образом, чтобы его участники не знали, кто получает изучаемый препарат, а кто — препарат сравнения, и это не влияло бы на их действия, снижая тем самым достоверность исследования. Более точно этот метод следовало бы называть ”маскированием”, но термин ”слепой метод” давно стал общеупотребительным.

Слепой метод может быть реализован в клиническом испытании на четырех уровнях. Во-первых, те, кто распределяет пациентов по группам вмешательства, не должны знать, какое лечение будет назначено каждому последующему больному, чтобы это не нарушало включения пациентов в исследование в порядке их поступления. Во-вторых, пациенты не должны знать, какое именно лечение они получают; тогда менее вероятны несоблюдение схемы лечения или субъективность при описании своего состояния. В-третьих, проводящие наблюдение врачи не должны знать, какое лечение назначено пациенту, тогда не возникнут невольные различия в ведении больных. Наконец, если исследователи, оценивающие исходы, не будут знать о различиях методов лечения между группами, их мнение будет беспристрастным.
Иногда используются термины ”простой слепой метод” (не информирован пациент) или ”двойной слепой метод” (не информированы и пациент, и исследователь), но они передают смысл недостаточно ясно. Лучше просто подробно описать методику проведения исследования. Испытание, в котором не пытались назначать лечение вслепую, называется открытым.
Слепой метод обычно применяется в исследованиях с плацебо (в основном это исследования эффективности лекарственных средств). Однако при исследовании многих важных клинических проблем, таких как оценка эффективности хирургических вмешательств, радиотерапии, диеты или организации медицинской помощи, слепой метод невозможен ни для пациентов, ни для лечащих врачей.
Следует отметить, что применение слепого метода чаще декларируется, чем осуществляется в действительности. Физиологические эффекты, например урежение пульса при приеме бета-блокаторов или угнетение кроветворной активности костного мозга при химиотерапии злокачественных новообразований, четко связаны с приемом конкретных препаратов. Определенные симптомы могут указывать на прием активного препарата.
Пример. В исследовании первичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний было использовано практически идеальное плацебо. Одни участники получали холестирамин (экспериментальная группа), другие — порошок такого же вида, вкуса и запаха — плацебо (контрольная группа). Однако побочные эффекты встречались существенно чаще в экспериментальной группе. В конце первого года испытания у пациентов экспериментальной группы чаще, чем в контрольной, отмечались запоры (39% против 10%), изжога (27% против 10%), отрыжка и метеоризм (27% против 16%), а также тошнота (16% против 8%). Появление этих новых симптомов могло подсказать пациентам, какое лекарство они получают.
Имеются объективные свидетельства того, что пациенты и врачи в некоторых слепых испытаниях могут догадаться, кто какое лекарство получает.
Пример. Было предпринято двойное слепое рандомизированное испытание, чтобы выяснить, предотвращает ли прием пропранолола повторный инфаркт миокарда. После окончания исследования, но до раскрытия кодов, пациентов и медицинский персонал попросили отгадать, какой препарат принимал пациент. Среди пациентов 79,9% правильно отгадали пропранолол и 57,2% — плацебо. Врачи и медицинские сестры показали такой же результат. Клинический персонал мог догадываться по частоте пульса; на чем основывали свою догадку пациенты — неизвестно.