1. Невозможность систематически просматривать имеющуюся базу данных, относящихся к характеристикам жизненно важных функций больного и назначенной терапии, часто вызывает неверную интерпретацию, неподходящие планы лечения или неэффективное общение медицинского персонала, что приводит к неудовлетворительным результатам лечения или к продолжительному пребыванию в стационаре.
2. Врач ОИТ должен вмешиваться быстро и решительно, когда действовать явно необходимо, чтобы предотвратить несчастье, однако в большинстве обстоятельств главной целью клинициста должно быть не столько быстрейшее восстановление «нормальной физиологии», сколько содействие неуклонному выздоровлению или адаптации к патофизиологическому повреждению.
3. При неуверенности в диагнозе и выборе тактики лечения проведение тщательно контролируемого «терапевтического мини-испытания» является ключевым элементом в успешном лечении ослабленных пациентов или больных в нестабильном состоянии. После того как оценка была закончена и был намечен план действия, перед записью формального предписания пациенту и врачу сослужит хорошую службу кратковременное осуществление предложенной меры под внимательным наблюдением.
4. Часто можно избежать неуверенности относительно правильности и дозы некоторых видов медикаментозного лечения (например, мочегонных средств), сэкономить ценное время и исключить ошибки в предписаниях, сообщая о своих намерениях и записывая, когда это возможно, проблемно-ориентировочные назначения.
5. Родственники больного могут получать информацию от медицинского персонала разных категорий, имеющего разные взгляды и располагающего разными данными. Для первичных контактов с родственниками больного должны быть выделены один или два врача. Благоразумно ограничить обычные часы посещений не более чем двумя заведомо «тихими периодами» в день, особенно в высоко загруженных отделениях интенсивной терапии. Более частые контакты в конечном счете смущают и затрудняют взволнованную семью, редко приносит пользу получающему седативные средства или коматозному пациенту и мешают медицинскому персоналу. Некоторые успешно работающие отделения ежедневно выделяют час для беседы врача с членами семьи больного, когда он может обсудить с ними состояние последнего и планы лечения.
6. Большинство врачей знают об определенных последствиях продолжительного постельного режима, но некоторые более тонкие осложнения остаются неизвестными или игнорируются. Физиологическая адаптация к гравитации затрагивает почти все системы и органы, и освобождение от гравитационного воздействия может вызвать такие изменения, которые препятствуют процессу выздоровления. Длительное положение лежа особенно неблагоприятно воздействует на дыхательную, сердечно-сосудистую и нервно-мышечную системы.
7. Прикованных к постели пациентов необходимо переворачивать каждые 2 ч, если к этому нет важных противопоказаний. Перемещение в поле силы тяжести (положение Фовлера, обратное положение Тренделенбурга, положение сидя) помогает сохранить сосудистые рефлексы и уменьшает вероятность ателектазов в наддиафрагмальной области легких. Положение лежа на боку и ничком эффективно растягивает и дренирует независимое легкое. Это воздействие, как и целостность кожи, поддерживается благодаря конструкции специальных кроватей, которые могут поворачивать пациента вокруг продольной оси.
8. При лечении в ОИТ у больных почти всегда имеются тревога и боль. Квалифицированная «команда» сочетает использование транквилизаторов с психотропными и анальгезирующими средствами, с физиотерапией, модификацией окружающей среды и последовательными попытками наладить общение с пациентом. Обеспечение соответствующего освещения во время сна и бодрствования и нормальной циклической смены покоя и активности включает чередование обычного мониторного наблюдения с периодами манипуляций, а также систематическое использование соответствующих снотворных и анальгезирующих медикаментов и транквилизаторов, раннее назначение и синергическое использование психотропных средств помогает облегчить боль и уменьшить дезориентацию.
9. Помощь пациентам с ухудшенной растяжимостью легких, накоплением бронхиального секрета и бронхоспазмом предусматривает активную дыхательную терапию. Такие методы, включающие смену положения пациента, стимуляцию глубокого дыхания, кашля, ингаляцию бронхолитических средств и физиотерапию грудной клетки, должны планироваться применительно к определенной проблеме и применяться только, пока имеются однозначные показания к их использованию как для профилактики, так и для лечения, дающего несомненный эффект.
10. Добавление кислорода можно осуществлять через носовые канюли и катетеры, закрытые и открытые маски или изолированные дыхательные пути (эндотрахеальные трубки). На выбор средства влияют нужное значение и точность поддержания Р, О2, переносимость пациентом и его реакция, обнаруживаемая опытным путем. Потребность во внешнем увлажнении и эффективность требуемого увлажнителя определяются потоком подаваемого кислорода по отношению к общей минутной вентиляции, близостью инжектора к слизистой оболочке дыхательных путей и потребностью обойти верхние дыхательные пути. Поскольку одноразовые гигроскопические устройства легко засоряются, увеличивают мертвое пространство и их эффективность снижается при большой вентиляции, они могут не подходить тяжелобольным и пациентам со значительной секрецией или крайне малым дыхательным резервом.