КЛИНИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ
Получая глюкозу, тиамин и воду, большинство больных благополучно переносят лишение белка и калорий в течение одной недели или больше, прежде чем дополнительное питание становится необходимым.
Однако бывают пациенты, которых, вероятно, нужно рассматривать как нуждающихся в «ранней» поддержке даже при отсутствии ее очевидных преимуществ.

Не следует надолго откладывать парентеральное питание у пациентов, которые:
а) характеризуются явной недостаточностью питания при поступлении в отделение интенсивной терапии;
б) имеют патологический диетологический анамнез;
в) будут лишены нормального питания в течение длительного периода;
г) отличаются высокой потребностью в калорийном питании (например, при ожогах, сепсисе, травмах или больших хирургических операциях);
д) подвержены высоким потерям белка (например, при использовании кортикостероидов или тетрациклина, невротическом синдроме или свищах желудочно-кишечного тракта).
Пациенты, которым предстоит кратковременное пребывание в отделении интенсивной терапии, почти всегда могут обойтись без парентерального питания.
К ним относятся больные с передозировкой простых лекарственных средств, с обострением астмы и госпитализированные для послеоперационного мониторного контроля.
Нет смысла обеспечивать полное парентеральное питание и умирающему пациенту, хотя по этому вопросу высказываются разные точки зрения.

КЛИНИЧЕСКИЕ И ЛАБОРАТОРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Комплексная оценка питания предусматривает антропометрические измерения, клинический анамнез в отношении состояния питания больного и лабораторные критерии.
Иногда полезны точные показатели статуса питания, но хорошую рабочую оценку обеспечивает простой клинический и диетологический анамнез: история потери массы тела, анализ диеты и знание основного заболевания.
Из общедоступных клинических сведений о статусе питания нужнее всего, вероятно, клинический анамнез.
Можно с уверенностью говорить о недостаточности питания у пациентов, потерявших 5 % массы тела за 1 мес или более 10 % массы тела за 6 мес перед поступлением.
Абсолютный показатель лимфоцитов менее 1200 или менее 800 клеток в 1 мм3 указывает соответственно на умеренную и тяжелую недостаточность питания, однако, естественно, число лимфоцитов теряет смысл как индекс питания у больных с вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) или с гематологическим злокачественным заболеванием и для пациентов, подвергающихся химиотерапии.
Широко распространено мнение, что, поскольку альбумин обычно имеет длительный период полураспада (примерно 18 дней), дефицит питания вызывает гипоальбуминемию лишь через несколько недель.
В отношении больных в отделениях интенсивной терапии это не подтверждается, поскольку сосудистая проницаемость для белка резко увеличивается, во время тяжелой болезни печень прекращает производить альбумин и содержание внеклеточной воды часто возрастает.
Совместное воздействие этих процессов должно вызвать гипоальбуминемию за несколько дней.
Еще быстрее может снизиться концентрация белка в плазме во время интенсивного катаболического стресса.
Трансферрин и связывающий тиреоид глобулин (ТСГ) являются более чувствительными и точными индикаторами пищевого истощения, так как их период полувыведения короче, чем у альбумина.
Но эти протеины также подвержены утечке из сосудистого русла и разбавлению кристаллоидами при восстановлении ОЦК.
Содержание комплементов и антропометрические измерения — ненадежные показатели статуса питания.
В отсутствие гипотиреоза или нефроза выраженное снижение холестерина в плазме определенно указывает на недостаточность калорий.
Жар, сепсис, опухоли, ВИЧ-инфекция и иммунодепрессанты лишают достоверности реакцию антигенной кожной пробы.
Таким образом, для больных в критическом состоянии не существует достоверного лабораторного индикатора пищевого статуса.
После того как принято решение обеспечить дополнительное питание, нужно ответить на четыре основных вопроса.
1. Каков будет способ питания?
2. Сколько калорий требуется?
3. Сколько белка необходимо?
4. Есть ли особые соображения, имеющие отношение к основному заболеванию пациента?